воскресенье, 18 октября 2015 г.

«Литературные портреты. Женский взгляд». Лаура Риши (по книге П. Зюскинда «Парфюмер»)

Этот ни на что непохожий роман – мистический эликсир. Он соткан из самых разных запахов и эмоций. Его можно или неистово любить, или ненавидеть, и только равнодушие к нему – нонсенс. «Парфюмер» прекрасен по всем своим свойствам, он открывает самый неведомый, непостижимый и запретный из миров – мир запахов. 


Гренуй обладает невероятным и самым сложным даром – умением понимать запахи. Этот дар для него счастье и боль, наслаждение и отвращение, поклонение и порицание, наваждение и иссушение, это то, ради чего он существует, что им движет и ведет его.



Сложно принять и понять, но в широком понимании Гренуй не убийца. Он - исследователь, эмпирик, первооткрыватель и даже своего рода гений. Жизнь для него обрела смысл лишь с пониманием того, каким должен быть идеальный запах. Он с маниакальным упорством ищет составляющие этого невероятного аромата, сгенерированного его разумом. 


Первый лейтмотив романа – запах, второй – запах, исходящий от рыжей женщины. Роман соткан из сотен запахов и шлейфов полутонов, мастерски переданных в словесной форме. Для Гренуя женщина – инструмент и представляет ценность лишь как носитель аромата. Его последняя жертва – Лаура – прекрасна до той степени, в которой ее тело источает пьянящий запах…



Этот роман я люблю безмерно и самозабвенно. Всякий раз он повергает меня самые разные состояния – от безграничной любви, до всепоглощающего отвращения. Этот роман – не что иное, как драгоценный словесный эликсир, вкус которого открывается только самым искушенным.


воскресенье, 11 октября 2015 г.

Броши с вышивкой

По осени у меня всегда случается необыкновенный творческий подъем: и дела спорятся, и новые мысли посещают, и даже создается иллюзия, что я успеваю все запланированное. Правда, в этом году меня из привычного ритма несколько выбила простуда, но сейчас все возвращается на круги своя.

На фоне увлеченности винтажными украшениями, я с большим интересом погрузилась в этот неизведанный мною мир. Поистине удивительные вещи мне открываются, обязательно об этом буду писать здесь. Увлечение этой темой заставило меня иначе взглянуть на привычные вещи, но об этом позже, а сейчас я расскажу предысторию сегодняшнего поста. Не так давно в моей коллекции винтажных украшений появился совершенно уникальный экземпляр из 40-х годов с ручной вышивкой. Невероятно тонкая и изящная работа, выполненная крестиками петит поинт (вышивальщицы поймут!). Влюбившись в эту прекрасную вещицу, я часто рассматривала крошечные стежки и потертый латунный кант, обрамляющий прекрасный рукотворный рисунок. В какой-то момент я поняла, что хочу создать нечто подобное. Сегодня я покажу две небольшие работы, которые родились спонтанно. Разумеется, это броши (именно этот женский аксессуар окончательно покорил мое сердце).

Брошь «Зимняя орхидея». Небольшая брошь (3х3 см), выполненная через одну нить равномерки DMC.


Держа в руках этот крошечный атрибут женственности, мне представляется седое сибирское зимнее утро, замерзшие, подернутые искрящимся инеем низкие окна старого деревянного дома в резных наличниках. А за этим суровым природным великолепием, сквозь оттаявшие глазки на стекле проглядывают хрупкие и сказочные цветы, похожие на разноцветных бабочек. Их безупречная красота и тропический колорит не вписываются в этот ледяной антураж, но они безропотно цветут на холодном окне, удивляя случайных прохожих своей необычной, броской красотой.




Эти орхидеи похожи на людей с горячим сердцем, которые среди полного равнодушия не перестают мечтать и дарить тепло окружающим.

Вторая брошь с трогательным медвежонком «Hug me»/ «Обними меня».


Она чуть больше предыдущей (3х4 см), также выполнена на равномерке DMC через одну нить. У каждого из нас в детстве была любимая игрушка, та самая, которая знала все наши тайны, разделяла нашу радость, скрашивала минуты разочарований и обид.




У меня был чудесный медвежонок, который достался от отца. Со мной эта игрушка переживала свою вторую жизнь, была неизменным спутником всех моих игр и увлечений. Когда я вышивала этого медвежонка, то вспоминала того самого, из детства, моего лучшего друга и товарища, очень обнимательного и теплого медвежонка по имени Михундий.

А какие ассоциации у вас вызывают эти две броши?