суббота, 27 февраля 2016 г.

Родные


В преддверии весны и женского праздника, мне очень хочется рассказать о любимых женщинах. Родных. Это не просто связь, это кровное родство. С возрастом я стала ощущать его острее. Оно есть, оно крепнет через годы, нас разделяющие, через время отпечатывается на моей судьбе. Это то, от чего нельзя отказаться, невозможно вычеркнуть из биографии, забыть и запорошить временем. Это мое прошлое, настоящее и будущее. Это мои родные. То, что я есть сейчас – это они, женщины, сделавшие меня, создавшие, собравшие по крупицам. Это бесценно ощущать себя частичкой своего рода по женской линии…

Гордиенко (Муранова) Александра Прокопьевна (бабушка по отцовской линии)

Теплая грусть, запах домашней герани, старинные вышивки, удивительные картины и потрепанные книги вспоминаются мне при упоминании бабушки. Говорят, мы с ней очень похожи как внешне, так и по мироощущению. Как только на окнах начинает зацветать розовая герань, я ощущаю присутствие бабушки.


«Геранка» - так называла она пушистые яркие шапочки запашистых цветов. В каждой комнатке дома с высоким мезонином стояло по несколько горшочков: с белыми, красными и особенно любимыми – розовыми геранями. Столько времени прошло, а я все помню ее присказку про то, что герань дарует хозяйке дома терпение и мудрость…


Бабушка была тонкой душевной организации, она любила красивые вещицы, умела видеть прекрасное в обыденном, собирала картины, книги, вырезки из старых журналов, вышивала крестом и гладью, создавала уют и всецело посвятила себя семье. Про таких женщин обычно говорят – «хранительница очага».



Она приняла судьбу жены офицера и всегда и во всем была опорой дедушке. Мудрой, спокойной, но в то же время своенравной и гордой была эта женщина. Она не мирилась с глупостью и была прямолинейна и всегда повторяла, что честь нужно беречь смолоду, и еще эта фраза: «мы себя сами создаем и воспитываем», - вспоминается мне раз от раза. Милая, дорогая и недосягаемая, как мне тебя не хватает…



Азарова (Сафронова) Анна Егоровна (бабушка по материнской линии)

Крошечная (1,50 см) и своенравная, гордая и рассудительная, этакий «генерал в юбке», как называл ее покойный дедушка. И сейчас, в свои  93 года, она не сдает позиций – всегда подтянута и спокойно-выдержанна. Она может дать совет и поделиться яркими воспоминаниями о работе в тылу, рассказать о скупом и голодном детстве, о «пяти колосках», о стране, которая возрождалась из руин в 50-х годах…


Я беру в свои ладони ее натруженные руки – с морщинками, выпуклыми венками и неровными пальцами. Руки, которые знали самую разную работу, которые качали колыбель и точно взвешивали на старых весах – «гусиках» - до грамма дефицитные товары (бабушка всю жизнь трудилась в торговле), которые пололи, ткали, вязали, пряли куделю...


Я помню, как после школы бежала к ней, и она готовила незамысловатый обед из супа со странным названием «затирка», который мне казался самым вкусным и сытным. Помню, как она учила меня вязать, как решала со мной арифметические задачи, которые мне всю жизнь не давались. Помню, как мы все время что-то выдумывали, как она воспитывала меня, читая разные поучительные книжки. Даже сейчас я знаю, что могу рассказать ей свою самую большую тайну, а она никому не расскажет, а наоборот, выслушает, посоветует, и всегда, что бы не случилось, она будет на моей стороне. 
Драгоценная моя…

Сафронова (Муранова) Татьяна Павловна (моя мама)

Она до сих пор для меня остается загадкой. Мы разные, противоположные, но все же самые родные. Я с удвоенной силой чувствую, когда ей плохо – в такие минуты у меня всегда нестерпимо болит сердце. Она воспитала меня жесткой и умеющей отвечать за свои поступки, иногда я думаю, что будь я мягче, многое бы в моей жизни складывалось иначе…


Я люблю ее за одно то, что она есть. Люблю за ее решительность и жертвенность, за ее стойкость и несгибаемость перед жизненными передрягами. Мы с ней очень разные, но никогда я не чувствовала такого притяжения, как сейчас. Я люблю ее всем сердцем, но не могу сказать ей об этом ни раньше, ни сейчас, потому что она всегда мне говорила: «в сторону слезы, ты должна понимать, что во всем происходящем, нужно винить себя…». Ее сложно любить, но я люблю.


А еще она невероятная красавица…я всегда с немым восторгом восхищаюсь ею. Замираю и просто смотрю-смотрю, боясь не насмотреться…


О бабушке по отцовской линии я еще писала здесь и вот тут.

О бабушке по материнской линии я писала вот этот пост.

А вот здесь я писала о маме.

четверг, 25 февраля 2016 г.

Тишина

Сегодня не будет длинного поста. Я немного грущу. В феврале всегда так: хочется тишины и уединения, я обычно запасаюсь силами и готовлюсь встречать весну. По моему внутреннему календарю она вот-вот придет. 

На праздниках мы были на моей малой родине. Все такое родное и до боли знакомое. Ничего не меняется. Разве что забор, который стоял лет 15 тому назад, чуть покосился, а солнце все также светит и юркие синички попискивают, собирая хлебные крошки, насыпанные маминой заботливой рукой. Закрываешь глаза, идешь по проторенной снежной тропке и точно знаешь, куда свернуть – это память детства. Все смотришь, смотришь по сторонам, будто хочешь запомнить каждую деталь, увезти ее с собой, законсервировать в памяти…

Родное и близкое, грустное и такое настоящее. Мое.